Кто придёт на смену поколению Z?

В Гардиан написали очевидную мысль, но за ней есть нечто большее. Действительно, все большие инновации в ИТ были самое меньшее, пять-десять лет назад. Теперь гиганты пытаются выжать хайп, надувая пузыри из незрелых и не показавших себя технологий — AR/VR, нейросетей, умных часов, безрамочных дисплеев — всё, чтобы отложить неизбежное: признать, что прорывных технологий больше не будет. Терять к себе внимание, в том числе инвесторов, неприятно —их можно понять.

Это свидетельствует о старении. Гугл вымарал девиз “don’t be evil”, Фейсбук не объединяет людей, а шпионит за ними, Эппл вместо новшеств увеличивает площадь экрана — они словно люди, из молодых и наивных оптимистов превратившиеся в старых и прагматичных скупердяев. Но что стареет конкретно? Визионеры и трендсеттеры, которые приносили вдохновение? Отрасль и её технологии? Или нечто большее?

Вероятно, лучше всего на этот процесс смотреть через концепт “технолого-поколенческой культуры”.

Поколение само по себе существует около 15–30 лет. У каждого поколения, как известно, свой рок-н-ролл, а ещё у него своя доминирующая технология, в которой оно “живёт” и лучше всех разбирается. Скажем, у беби-бумеров доминирующей технологией было домашнее аудио — отсюда и былая популярность рок-музыки, сформировавшей всю эпоху 60-70-х. Для поколения 80-х основополагающими стали клипы, потому что появилось цветное ТВ и видеомагнитофоны, а музыка стала однообразной и пластмассовой благодаря доступным секвенсорам и синтезаторам. Миллениалы и поколение Z в этом смысле не имеют никаких различий, потому что взращены на результатах технологической революции начала 2010-х. Смартфоны и мобильный интернет серьёзнейшим образом изменили привычки людей и породили тысячи культурных феноменов.

Между тем, те, кто ответственны за эту революцию — в кризисе, и не похоже, что они ищут своему существованию новый смысл. Мечтатели из Кремниевой долины озабочены продлением своего срока жизни и очевидно верят, что Гугл будет вечно. Им бы так хотелось. Поэтому крайне заметной стала попытка удерживать, а по возможности, ширить впредь аудиторию своих сервисов, переходя при этом к весьма сомнительным практикам, включая профайлинг на основе данных слежки за пользователями. Дело идёт к цифровому концлагерю, и “Чёрное зеркало” тут весьма кстати.

Тем не менее, чьё же старение повинно в этом сдвиге в первую очередь?

Стареет технологическая элита, которая по понятным (биологическим, когнтивным) причинам не может производить инновации вечно. Джобс, живи он сегодня, и молодой Джобс — были бы разные люди. И Гейтс, и Балмер тихо и с пониманием уступили Майкрософт более молодым (как минимум, по духу) людям. Средний возраст СЕО в IT-компаниях, тем не менее, растёт.

Порочна и сама система бизнеса в Кремниевой долине, в которой крупные седовласые акционеры и весьма консервативные бенефициары в конечном итоге получают контроль над молодыми и активными стартапами, готовыми произвести революцию. И возможно — кто знает — контроль и засилье корифеев от IT не позволяет этим революциям случаться снова (привет сериалу Silicon valley, он ведь об этом).

Технологическая среда становится похожа на поздний СССР, в котором старческое Политбюро не хотело отдавать вожжи власти — и в целях насаждения стабильности формировало уникальный застой-style, состоявший из комплекса не только вымороченного официозного искусства, но и весьма тонкого сочетания кризиса управления и поголовного полудиссидентства. Итого, старение верхушки, контролирующей сферу культуры и потребления, приводит к застою во всей отрасли, к условному “старению” всей культуры и всего поколения.

Можно с полной уверенностью говорить, что поколение Z — не такие счастливчики и уж тем более, не инноваторы. Скорее, это будущие заключённые цифровой тюрьмы, способные вырваться из экосистем, созданных для них Гуглом и Эпплом только ценой разрыва со всем hyperconnected world в целом.

А значит, легко понять, каким будет поколение после него (а возможно, кем станет уже поколение Z) — вместо горячих адептов технологий и цифровых аборигенов, это, возможно, будут цифровые взломщики: активисты всех форм, борящиеся с засильем корпораций и строящие свой параллельный, свободный цифровой мир.

Отказаться от технологий нет никакого смысла, а вот разрубить гордиев узел монополий, технологического замедления и повального контроля — благородная задача.

Это будут люди, которые будут бойкотировать Инстаграм, Гугл, Фейсбук. Они будут не пользоваться, а бороться с ними — невозможно пока представить, как, но конфликт поколений неизбежен. Можно быть уверенными также и том, что в нём с очевидностью одержат победу молодые — ведь так происходит всегда. А это значит, что с ними придёт и пост-технологическая, пост-интернет, пост-что угодно — совершенно новая эра культуры и человеческих отношений.

Rybakov School Award co-creator / co-founder @ Geek Teachers / ex-teacher